/ 178
  

 

имения, в которое наезжает лишь изредка для охоты. Имя владельца имения автор не указывает, но для читателя было оче- видно, что рассказ в повести идет о графе Г.И. Рибопьере. Постепенно, по мере раз- вития сюжета, святогорское имение и сам его владелец превращаются в сознании Шевардина из овеянного романтически- ми историями усадьбы времен Екатерины II в монстра, который своими щупаль- цами охватил всех, кто попадал в сферу его интересов: «Майорат сдавил меня со всех сторон, – делится герой своими ощу- щениями, – он как огромное чудовище, съевшее, что вдали, все, что вблизи… Он стал живым этот майорат…». Шевардин впитывает всю информацию, которую со- общают ему местный батюшка и соседи по саду в с.Татьяновке о графе, его се- мейном положении, порядках в «майора- те», бесправном существования и нище-


 

 

те здешних крестьян. «И то, как издавна сложилась здесь жизнь, – был произвол; и то, чем и как держалась здесь жизнь, – было рабство». Шевардин сам становится свидетелем случаев мучительного ухода из  жизни  роженицы  из-за  невозможно- сти оплатить услуги акушерки, бедствий ещё одной семьи, потерявшей кормильца во время работы на лесопилке графа. По- степенно  Шевардин  приходит  к  мысли, о необходимости радикальных действий против    административно-полицейской системы «майората», элементами которой выступают управляющий Аурас, поли- цейские урядники, черкесы с плетками. И наверху этой лестницы находится «глав- ный виновник» – владелец имения, убрав которого можно изменить «ход истории».

«Если граф холостой и бездетный умрет, то майората не будет», – наивно полага- ет Шевардин. Так, постепенно вызревает



- 7 -
 
- 8 -
  
/ 178