/ 192
  

 

высших кругах – гнев и порицание. Наи- более резко отреагировал на публикацию А.Н. Муравьёв. Он сразу определил авто- ра крамольного произведения и доложил по инстанциям. В одном из писем в адрес высшего руководства Святейшего Сино- да А.Н. Муравьёв писал: „Возвращаю со скорбным сердцем данную мне вчера Ва- шим Высокопреосвященством книгу о воз- можном соединении церкви Восточной с Западною, и узнаю в ней сочинение князя Николая Борисовича Голицына, которое он мне читал нынешнею весною в рукопи- си: я тогда же сказал ему, несмотря на все его угрозы, что если он осмелиться из- дать сию рукопись за границей, как он сие предполагал, то по долгу совести перед церковью обличу его, что и делаю теперь перед Вами…” Князь Н.Б. Голицын после этого скандала, по высочайшему повеле-


 

 

нию, был взят под домашний арест и вы- нужден был под надзором полиции безвы- ездно находится в с. Богородском Курской губернии, где имел небольшое имение. Эта страница биографии писателя А.Н. Мура- вьёва приведена здесь не только в связи с характеристикой личности писателя, как бескомпромиссного   «синодального   чи- новника», но и как влиятельной особы в среде высших иерархов церкви.

Граф С. Шереметьев в своих воспоми- наниях писал: „…Муравьёв был строгим блюстителем устава… Петербургское духовенство и боялось, и не любило Му- равьёва, который всюду и везде замечал все неисправности, сам распинал или же, что хуже, сообщал духовному началь- ству”. Князь Н.Б. Голицын впоследствии вынужден был дать обещание не касаться церковных вопросов вообще и не печа-



- 11 -
 
- 12 -
  
/ 192